Хроника основных налоговых споров за 2015 год


Дмитрий ИльиныхДмитрий Ильиных, частнопрактикующий юрист, Екатеринбург.

zakon.ru/dmitry221978/blogs, nalog-inform.blogspot.ru, Е-mail: ildman@list.ru, Телефон: 8-908-924-09-00


В начале каждого года по традиции подводятся итоги года предыдущего, выявляются плюсы и минусы, случайности, совпадения, закономерности и тенденции. Попробую представить свою версию значимых налоговых событий 2015 года в части судебной налоговой практики. Эти события излагаю в форме своеобразной хроники по месяцам без разбивки по темам.

ЯНВАРЬ:

1) Не успел начаться 2015 год как уже 12 января ВС выносит свое первое отказное надзорноеопределение (по делу № А40-14698/2013, ОАО «Авиакомпания «Сибирь»), начисление пени за период с момента выплаты доходов иностранной организации до получения сертификатов резидентства). Впоследствии в течение года судьи ВС рассмотрят еще 5 надзорных жалоб по делам, прошедшим через Судебную коллегию по экономическим спорам ВС (далее – КЭС), но ни одна из них так и не будет передана на рассмотрение Президиума ВС (ОВС от 16.04.15 по делу № А40-97501/2012, ООО КБ «Интеркоммерц»; от 16.04.15 по делу № А26-5213/2013, ИП Белуга; от 15.06.15 по делу № А07-4879/2013, ЗАО «Опытный завод Нефтехим»; от 20.10.15 по делу № А50-22999/2013, ОАО «Соликамский магниевый завод»; от 14.12.15 по делу № А46-4056/2014, ЗАО «Управляющая компания»).

 

2) Знаковое определение принимает Судебная коллегия по административным делам (далее –СКАД) (Определение СКАД ВС РФ от 21.01.2015 № 87-КГ14-1, гр. Марков). Спор касался вопроса о том, вправе ли арбитражный управляющий, зарегистрированный в качестве ИП и применяющий УСН учитывать свое вознаграждение в доходах при исчислении именно единого налога по УСН, а не НДФЛ. Казалось бы совсем незадолго до этого Президиум ВАС впостановлении от 04.03.2014 № 17283/13 по делу № А26-10887/2012  ответил на этот вопрос положительно, несмотря на то, что деятельность арбитражного управляющего с 2011 года перестала считаться предпринимательской. Но вот ВАС ликвидирован, и происходит первый пересмотр одной из позиций Президиума ВАС, причем пересматривает ее именно СКАД, а не КЭС (забегая вперед, отмечу, что СКАД в этом году еще не раз огорчит налогоплательщиков).

Возникает ситуация, когда и КЭС рано или поздно должна будет определиться со своей позицией по этому вопросу (и через несколько месяцев это произойдет, а «поможет» ей в этом Президиум ВС, об этом ниже).

 

ФЕВРАЛЬ:

1) В середине февраля КЭС рассматривает спор по ситуации, которая также ранее уже была предметом рассмотрения Президиума ВАС с исходом в пользу налогового органа (Согласно позиции, изложенной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 15.12.2011 № 12223/10 по делу № А40-62640/2009 списание транспортного средства с баланса организации без снятия его с учета в регистрирующем государственном органе не освобождает налогоплательщика, на которого зарегистрировано это транспортное средство, от обязанности по исчислению и уплате транспортного налога).

КЭС не стала целиком копировать позицию ПВАС. На этот раз на первый план выходят субъективные факторы – невозможность своевременного снятия с учета разбившегося самолета. В итоге КЭС делает исключение для данной ситуации и рассматривает дело в пользу налогоплательщика при сохранении общей позиции о начислении транспортного налога до снятия т/с с учета (Определение КЭС ВС от 17.02.2015 N 306-КГ14-5609, по делу № А55-23180/2013, ИО «РИМОС ЛИМИТЕД) .

 

МАРТ:

1) КЭС преподносит сюрприз, рассмотрев в пользу налогоплательщика спор на стыке гражданского и налогового права по вопросу о влиянии заключения соглашения о новации обязательства по возврату аванса в обязательство по возврату займа на возможность вернуть из бюджета ранее уплаченный авансовый НДС, не дожидаясь возврата аванса (ставшего займом) контрагенту (Определение КЭС ВС от 19.03.2015 № 310-КГ14-5185 по делу № А48-3437/2013, ООО «Промметиз Русь»). Хотя буквально за 4 месяца до этого ВС (судья А.Г. Першутов) занимал по этому вопросу противоположную позицию (Определение ВС РФ от 25.11.2014 № 310-КГ14-4303 по делу № А64-3941/2012).

 

2) Конституционный Суд РФ вынес постановление по жалобе ОАО «Газпром нефть» дело о проверке конституционности пункта 1 части 4 статьи 2 Федерального конституционного закона «О Верховном Суде Российской Федерации» и абзаца третьего подп. 1 п. 1 ст. 342 НК РФ (само рассмотрение жалобы состоялось 26 февраля). Суд признал право судебного оспаривания тех разъяснений ФНС России, которые имеют нормативный характер (Постановление КС РФ от 31.03.2015 N 6-П).

 

АПРЕЛЬ:

1) Cреди судей ВС выявляется наличие противоположных позиций по вопросу о том, вправе ли налогоплательщик реализовать свое право на имущественный вычет по НДФЛ, начиная с налогового периода, если он обратился к работодателю (с уведомлением налогового органа) где-нибудь в середине этого периода (подробнее об этом в моей публикации - здесь). Становится очевидным, что эту проблему разногласий необходимо как-то решать (ведь и нижестоящие суды как минимум в половине из 10 округов начинают демонстрировать разнобой в своих подходах), в итоге это сделает Президиум ВС в своем октябрьском обзоре судебной практики по НДФЛ.

 

2) Вновь заставляет обратить на себя внимание СКАД. Физлицу, не зарегистрированному в качестве ИП, доначисляют НДС как предпринимателю на том основании, что он сдавал имущество в аренду с целью систематического получения прибыли (Определение СКАД от 8 апреля 2015 г. № 59-КГ15-2, гр. Вац). Более чем странная позиция ВС и ее обоснование не выдерживают никакой критики (подробнее об этом деле и теме «физиков» - рантье в блогах Романа Речкина  здесь иИгоря Казарина  здесь)

 

МАЙ:

1) КЭС ставит точку в многочисленных спорах о том, подлежит ли применению пониженная ставка земельного налога, установленная для дачного хозяйства, налогоплательщиком, являющимся коммерческой организацией и владеющим земельными участками, представленными для дачного хозяйства или дачного строительства. Ответ отрицательный – не подлежит (Определение КЭС ВС от 18.05.2015 № 305-КГ14-9101 по делу № А41-63325/2013, ООО «Отдых»)

 

2) ВС отказывает иностранной фармацевтической компании в передаче ее жалобы на рассмотрение КЭС (Определение ВС РФ от 28.05.2015 № 305-КГ15-4783 по делу № А40-155695/2012, Астеллас Фарма Юроп Б.В.).

Спор был связан с возможностью применения в конкретной ситуации п. 3 ст. 307 НК РФ и п. 4 ст. 306 НК РФ. Иностранная компания была связана с российской организацией сразу двумя договорами: договором купли-продажи и дистрибьюторским договором. Дистрибьюторский договор фактически был направлен на содействие реализации фармацевтической продукции по договору купли-продажи. И часть функций, предусмотренных дистрибьюторским договором (реклама и гос. регистрация фармацевтической продукции) осуществила именно иностранная компания. Причем она осуществила эти действия уже после того как право собственности на продукцию перешло к российской организации по договору купли-продажи. На основании этого суды пришли к выводу о том, что иностранная организация осуществляла в России деятельность не в собственных интересах, а в интересах третьего лица (российского покупателя). Соответственно, в силу п. 3 ст. 307 НК РФ у нее возникла налоговая база в виде расходов и должен был быть уплачен налог.

 

3) ВС в отказном определении соглашается с позицией нижестоящих судов о правомерности передачи материалов налоговой проверки следователям в период действия судебных обеспечительных мер (приостановление действия решения налогового органа, принятого по итогам проверки) (Определение ВС РФ от 18.05.2015 № 307-КГ15-4655 по делу № А21-1884/2014, ООО «Атлас-Маркет»). К этому времени практика по данному вопросу не была однозначной (подробнее – здесь)

 

ИЮНЬ:

1) В начале июне происходит одно из центральных налоговых событий года. АС Московского округа рассматривает кассационную жалоуб ООО «Орифлэйм Косметикс» (Постановление АС МО от 11.06.2015 по делу № А40-138879/2014). Суд оставил в силе акты нижестоящих судов, более того, в судебном акте появились новые доводы в пользу налогового органа (по сравнению с апелляционным постановлением по этому делу) ссылки на исчерпание прав, на комментарии ОЭСР, а общее количество доводов в пользу налогового органа достигло десятка (подробный анализ этого дела и последствий его рассмотрения для бизнеса в блоге Сергея Семенова - здесь). В августе на постановление АС МО по данному делу подается кассационная жалоба в ВС (размещенная также для всеобщего обсуждения на сайте журнала «Налоговед», что придает данному делу еще больший общественный резонанс), но в течение 2015 года ВС (судья Татьяна Завьялова) так и не успевает рассмотреть жалобу.

 

2) В очередной раз негативной для налогоплательщиков позицией отметилась СКАД. Суд исходит из того, что при наличии между сторонами сделки (в данном случае – между близкими родственниками) формальной взаимозависимости (п. 2 ст. 105.1 НК РФ) не требуется установления наличия или отсутствия влияния этой взаимозависимости на условия сделки и ее экономические результаты (п. 1 ст. 105.1 НК РФ) (Определение СКАД ВС от 03.06.2015 № 38-КГ15-3, гр. Старосек). Между тем, к моменту вынесения этого определения в судебной практике имели место как минимум 3 подхода к вопросу о необходимости учета соотношения формальной и неформальной взаимозависимости (обзор этих подходов – здесь). Осенью позицию СКАД фактически поддержит и КС, сославшись, в частности, на СЛОЖНОСТЬ  УСТАНОВЛЕНИЯ  РЕАЛЬНОГО  ХАРАКТЕРА  сделок купли-продажи  недвижимости,  заключенных  между  взаимозависимыми лицами (Определение КС РФ от 27.10.2015 № 2538-О)

 

3) ВС в лице судьи Першутова оставляет в силе более чем странную и негативную позицию нижестоящих судов о том, что «гонорар успеха» нельзя учесть в расходах для целей налогообложения (Определение ВС РФ от 09.06.2015 № 306-КГ15-4120 по делу № А65-9814/2014, ОАО «Татэнерго»). Мой комментарий к этому делу - здесь.

 

4) 26 июня Президиум ВС утверждает Обзор судебной практики за 2-ой квартал. В Обзор включена пара ответов на вопросы по применению норм НК РФ. Арбитражные управляющие окончательно лишаются права применять УСН в отношении свои доходов от арбитражного управления (т.е. Президиум фактически поддержал позицию СКАД, изложенную в январском определении).

Но самым значимым в этом Обзоре становится решение проблемы т.н. «белгородских» дел (подробнее в блоге Юрия Мирзоева – здесь). Президиум формулирует вывод о том, что «сумма израсходованных налогоплательщиком на приобретение имущества денежных средств не может рассматриваться в качестве объекта налогообложения по налогу на доходы физических лиц». В ноябре ВС применит эту позицию уже при рассмотрении конкретного дела (Определение ВС РФ от 10.11.2015 № 57-КГ15-8, гр. Доманов). Это определение будет включено в Обзор судебной практики за 4-ый квартал (утв. Президиумом ВС 23.12.2015) уже именно как конкретный судебный прецедент, а не просто ответ на вопрос.

 

5) И особое внимание привлекает к себе самое остроумно-курьёзное дело года. Благодаря филигранным математическим расчетам с невероятными цифрами налогоплательщику удалось доказать, что истребование налоговиками во время выездной проверки слишком огромного количества документов является незаконным (Постановление АС СЗО от 02.06.2015 по делу № А13-5629/2014).

Из-за уникальности мотивировки позиции налогоплательщика воспроизведу ее снова: «истребованные в пункте 3 Требования копии документов представляют собой более 6 260 000 листов (4890 кредитных договоров с юридическими лицами с документами на 250 листах каждый, 2405 кредитных договоров с индивидуальными предпринимателями с документами на 200 листах каждый, 91234 кредитных договора с физическими лицами с документами на 50 листах каждый). Такое количество копий может быть изготовлено на 100 печатающих устройствах в течение более двух месяцев (максимальная загрузка одного печатающего устройства 30 000 страниц в месяц); затраты на изготовление такого количества копий составит 1 800 000 руб. на покупку 12 520 пачек бумаги (из расчета по 145 рублей за пачку), 1 400 000 руб. на приобретение расходных материалов (картриджей, роликов, фотобарабанов).

Кроме того, к этим суммам добавятся соответствующие затраты, связанные с полной или частичной заменой копирующих устройств в связи с их ускоренным износом, оплатой расходов на доставку копий документов из обособленных подразделений банка и с двойной оплатой труда сотрудников, привлекаемых к работе сверхурочно и в выходные дни; вес истребованных копий составит около 30 тонн, для их перевозки потребуется 20 автомобилей марки "Газель"».

Не забыл банк и про налоговиков: «У лиц, проводящих налоговую проверку (4 человека), отсутствует физическая возможность изучить такой объем документов в сроки, установленные для проведения проверки: четырем сотрудникам налоговой инспекции потребуется около 90 месяцев для изучения истребованного объема документов - при чтении одним сотрудником 100 страниц в час документы могут быть прочитаны в течение 15 650 часов (6260000/4/100), что соответствует более чем 1950 дням (по 8 часов)».

 

ИЮЛЬ:

1) Июль ознаменовался принятием Президиумом ВС первого постановления по налоговому спору – возможность учета расходов при исчислении налоговой базы по НДФЛ при переуступке требования (пришедшему на рассмотрение оттуда, откуда его не совсем ждали – из СКАД РФ, которая в очередной раз была не на стороне налогоплательщика). Президиум был крайне осторожен в формулировках, не стал делать каких-то категоричных выводов, но было очевидным, что экономический анализ ситуации иногда может возобладать над правовым формализмом (постановление Президиума ВС РФ от 22.07.2015 № 8-ПВ15, гр. Игнатова) (мой комментарий к этому делу – здесь).

 

2) Не отстал (в части принятия разумных решений) от Президиума ВС и Конституционный Суд. Наконец-то была решена проблема двойного налогообложения при страховании предпринимательского риска. Признан неконституционным подп. 4 п. 1 ст. 162 НК РФ в той части, в которой он позволяет требовать включения в налоговую базу суммы страховой выплаты, полученной налогоплательщиком – поставщиком товаров по договору страхования риска неисполнения договорных обязательств покупателем в связи с нарушением покупателем обязательства по оплате товаров, равно как и стоимости реализованных товаров, даже если такой налогоплательщик исчислил налог с операции по реализации данных товаров в момент их отгрузки (Постановление КС РФ от 01.07.2015 № 19-П, ООО "Сони Мобайл Коммюникейшнз Рус")

 

3) Одно из примечательных дел СКАД все же рассмотрела в пользу налогоплательщика. Коллегия согласилась с тем, что наличие слова «административный» в указании вида разрешенного использования земельного участка еще не основание для включения всех объектов на этом участке в Перечень объектов, облагаемых по кадастровой стоимости. Судьи пришли к выводу, что названный вид разрешенного использования земельных участков («для эксплуатации существующих зданий производственного и административного назначения») не позволяет размещать на них офисные здания делового, административного и коммерческого назначения; указание в формулировке вида разрешенного использования на возможность размещения зданий производственного и административного назначения предполагает, что на таких участках допускается размещение административных объектов, составляющих инфраструктуру любого промышленного предприятия (Определение СКАД ВС от 15.07.2015№ 5-АПГ15-32, ОАО «Ангстрем»)

 

4) Еще одно событие связано с формированием судебной практики по ТЦО, точнее по такому спорному вопросу как наличие у территориальных налоговых органов полномочий по проверке «рыночности» примененных налогоплательщиком цен по сделке с взаимозависимым лицом. Впервые на уровне суда кассационной инстанции более менее четко была сформулирована позиция о том, что у территориального налогового органа нет права в рамках мероприятий налогового контроля осуществлять контроль цен в сделках между взаимозависимыми лицами. Такие действия противоречат п. 3 ст. 105.3 НК РФ, в силу которого признается презумпция соответствия цены договора уровню рыночных цен и возможность доказательства обратного лишь Федеральной налоговой службой (Постановление АС СЗО от 24.07.2015 по делу № А26-7861/2014,ООО «ГРАНИТДОМДОРСТРОЙ). Во втором полугодии налоговым органам по ряду других аналогичных споров удалось переломить ситуацию в свою пользу (например, дело № А40-204810/2014, ООО «НГК «ИТЕРА»), но другие суды продолжили поддерживаться позиции о недопустимости проверки цен между ВЗЛ в рамках камеральных и выездных проверок (например,Постановление АС ЗСО от 06.10.2015 по делу № А03-24522/2014, ООО «Линхардт-Алтай»). Другой распространенной категорией налоговых споров по ТЦО по итогам года станет оспаривание налоговых доначислений займодавцам при выдаче взаимозависимым лицам беспроцентных займов.

 

5) Продолжили укрепляться позиции налоговых органов по спорам о контролируемой задолженности. Суды закрывали глаза на формальные критерии этой задолженности, закрепленные в ст. 269 НК РФ, и исходя из приоритета существа над формой, расширительно толковали понятие аффилированности, признавая контролируемой задолженность в т.ч. и перед «сестринскими» организациями. Согласие ВС с таким подходом проявилось, в частности, в отказном определении по делу ЗАО «Ачимгаз».

«Следует согласиться с выводом судов о том, что косвенная зависимость российского налогоплательщика от иностранной компании, выдавшей заем, может выражаться в подконтрольности обеих компаний единому центру – материнской компании (вхождение в международный холдинг), даже если между самими организациями заимодавца и заемщика отсутствует непосредственно отношение подчиненности или подконтрольности (владение акциями или долей в уставном капитале)» (Определение ВС РФ от 17.07.2015 № 305-КГ15-8766, по делу № А40-41135/2014, ЗАО «Ачимгаз»)

Вообще отметил бы, что успех налоговых органов в делах о признании контролируемой задолженности перед «сестринскими» компаниями в 2015 году оказался настолько внушительным, что необходимость скорого внесения соответствующих поправок в ст. 269 НК РФ (с пробюджетной точки зрения) сразу заметно снизилась. Концепция широкого понимания аффилированности дает судам гораздо больше свободы действий чем формальные критерии взаимозависимости лиц, на основании которых законодатель собирается относить задолженность к контролируемой. Законопроект № 724609-6 «О внесении изменений в статью 269 части второй Налогового кодекса Российской Федерации в части определения понятия контролируемой задолженности» так и остался лежать в ГосДуме непринятым

 

АВГУСТ:

В августе судьба была не слишком благосклонна к налогоплательщикам.

1) Во-первых, ВС признал правомерным увеличение налоговых доначислений по итогам доп. мероприятий налогового контроля (Определение ВС РФ от 20.08.2015 № 309-КГ15-9617 по делу № А50-24007/2013). Подробнее об этом в моем комментарии - здесь.

 

2) Во-вторых, ВС так и не разрешил применять астрент в фискальных спорах (Определение ВС РФ от 28.08.2015 № 307-КГ15-7139 по делу № А56-30865/2013). Подробнее об этом в моем комментарии - здесь.

 

3) Кроме того, так и завершилось на уровне суда апелляционной инстанции одно из показательных дел с «иностранным элементом», где концепция необоснованной налоговой выгоды была применена в отношении льгот по СИДН. Выплата роялти по цепочке: РФ-Кипр-Бермуды, в условиях, когда все три компании аффилированы, а бренд используется преимущественно в России и более нигде распространения не имеет, дала налоговому органу основания полагать, что вся структура была создана для того, чтобы выводить деньги из РФ без удержания налогов, что свидетельствует о наличии необоснованной налоговой выгоды (Постановление 9-го ААС от 15.08.2015 по делу № А40-12815/2015, ООО «ТД «Петелино»).

 

4) Еще одно дело запомнилось тем, что при его рассмотрении суды исходили из того, что использование в судебном акте ссылки на пояснительную записку к законопроекту является (несмотря на возражения налогоплательщика) вполне правомерным. Ссылка на эту записку, согласно которой в обоснование необходимости установления льготы на имущество организаций, указано  – стимулирование инвестиционной  деятельности и увеличение налоговой базы, помогла в конечном итоге налоговому органу выиграть дело (Постановление АС УО от 11.08.2015 по делу № А60-50137/2014, ОАО «РЖД»)

 

СЕНТЯБРЬ:

1) Сентябрь запомнился серией сплошных побед налогоплательщиков в КЭС. При этом в одном из дел коллегия снова преподнесла сюрприз. Наконец-то и до КЭС дошел спор, аналогичный тому, что в январе 2015 СКАД ВС рассмотрела в пользу налогового органа. Казалось бы и КЭС (с учетом позиции Президиума ВС по этому вопросу, изложенной в Обзоре судебной практики за 2-ой квартал) рассмотрит дело точно также. Но судьи приняли «соломоново решение» - сделать для налогоплательщика исключение, поскольку в противном случае позиция Президиума ВС ухудшила бы его позицию с обратной силой, что противоречит, как общеправовым принципам, так и принципам налогового законодательства (Определение КЭС ВС от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301 по делу № А31-13485/2013, ИП Тимофеев). По сути, разъяснениям Президиума, изложенным в Обзоре практики, была придана сила закона, для данного случая эти разъяснения носили не разъясняющий, а правоустанавливающий характер.

 

2) Еще одно дело, рассмотренное КЭС, обратило на себя хорошим экономическим анализом. Отменив судебные акты нижестоящих инстанций, ВС пришел к выводу о том, что  расходы налогоплательщика на выплату контрагенту неосновательного обогащения по решению суда уменьшают налогооблагаемую прибыль в составе внереализационных расходов. В частности, затраты в виде уплаты неосновательного обогащения за использование помещений без законных оснований по существу представляют арендную плату, подлежащую уплате за такое использование объекта в целях осуществления предпринимательской деятельности (Определение КЭС ВС от 11.09.2015 № 305-КГ15-6506 по делу № А40-84941/2014, ОАО «МЗ «Маяк»).

 

3) Говоря об отказных определениях ВС, в первую очередь отмечу, что добрался до ВС, но не попал на рассмотрение КЭС, аналог одного из громких дел 2014 года - дело «Королевская вода» (Определение ВС РФ от 14.09.2015 № 306-КГ15-10508 по делу № А12-14630/2014)

Если вспомнить рейтинг главных налоговых событий 2014 года, то в номинации «Негативные события» достаточно высокое место тогда заняло рассмотрение судами дела «Королевская вода», где суды согласились с налоговым органом, что невзысканные с ЗАО доначисления можно предъявить другому юрлицу - ООО, признав, что ЗАО фактически перевело свою финансово-хозяйственную деятельность на ООО (Постановление АС Московского округа от 31.10.2014 по делу ЗАО «Королевская вода» № А40-28598/13).

Все СМИ комментировали это дело с заголовком примерно такого содержания: «Перевод бизнеса с одного юрлица на другое в ходе налоговой проверки не спасет от доначислений». Вот только до Верховного Суда то дело так и не дошло, всё закончилось в первой кассации.

Зато в 2015 году до ВС дошло другое аналогичное дело (№ А12-14630/2014 – ООО «Трест Строймеханизация»). Здесь организация-клон с тем же названием была создана за 28 дней до начала выездной проверки старой (основной) организации, на этот клон переведен бизнес, а старая организация пущена под нож банкротства. Тем не менее, налоговый орган добился через суд признания этих организаций взаимозависимыми лицами, чтобы взыскать налоговую задолженность старой организации за счет ее клона. Несмотря на неудачу в первой инстанции, в апелляции налоговики добились принятия судебного акта в свою пользу.

Стоит отметить, что в 2015 году подобные дела стали появляться по всей стране и вполне предсказуемо, что в 2016 году их станет еще больше.

 

4) Среди других сентябрьских отказных определений обратило на себя внимание дело, из которого фактически следует, что взыскание ущерба с осужденных лиц в рамках уголовного дела в размере неуплаченных налогов не прекращает обязанность юридического лица по уплате этих налогов (Определение ВС РФ от 23.09.2015 № 307-КГ15-10987 по делу № А26-6806/2014, ООО «Ладожская форель»)

 

5) Среди споров, рассмотренных окружными арбитражными судами, отметил бы спор о праве на вычет по НДС по счетам-фактурам, выставленным по операциям, предусмотренным п. 2 ст. 149 НК РФ (Постановление АС МО от 10.09.2015 по делу № А40-79255/2014, ООО «Авиакомпания Когалымавиа»)

Здесь в центре внимания оказался вопрос о соотношении абз. 2 п. 5 ст. 173 НК РФ, предусматривающем обязанность продавца уплатить НДС в бюджет при выставлении им покупателю счета-фактуры с НДС по необлагаемой этим налогом операции, и п. 2 ст. 149 НК РФ, в котором сгруппированы операции, освобождаемые от налогообложения НДС императивно (без права продавца заявить отказ от освобождения от НДС по ним).

По мнению налогоплательщика (покупателя услуг) приоритет в этой ситуации должен быть отдан абз. 2 п. 5 ст. 173 НК, что в свою очередь позволило бы ему принять уплаченный продавцом в бюджет НДС к вычету.

По мнению налогового органа, ни о каком праве на вычет по НДС по операциям, предусмотренным п. 2 ст. 149 НК РФ (в частности, подп. 22 п. 2 ст. 149 НК), не может быть и речи, поскольку здесь по ним продавец вообще не вправе выставлять счета-фактуры с НДС, которые в противном случае будут считаться выставленными с нарушением законодательства.

Тем не менее, АС МО поддержал налогоплательщика, фактически исходя из того, что даже если продавец и выставил счет-фактуру с НДС по операции, предусмотренной ст. 149 НК РФ, и уплатил полученный НДС в бюджет, то источник для возмещения этого НДС считается сформированным, а значит, покупатель в целом вправе рассчитывать на его возмещение.

Дело было передано на новое рассмотрение в апелляцию, но проиграно налогоплательщиком из-за сомнительного распределения судом бремени доказывания.

 

ОКТЯБРЬ:

1) Главным событием октября стало появление первого тематического налогового обзора судебной практики на уровне ВС. 21 октября Президиум ВС утвердил « Обзор практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ». Обзор получился относительно либеральным по отношению к налогоплательщикам и налоговым агентам (без какого-либо «закручивания гаек»). Одним из вопросов, который наконец-то получил свое единообразное решение, стал вопрос о реализации налогоплательщиком своего права на имущественный вычет по НДФЛ у работодателя (п. 15 Обзора). (Подробнее о позициях ВС, изложенных в Обзоре, в блогеСергея Семенова - здесь).

 

2) Кроме того, ВС рассмотрел спор о праве участника ООО при выходе из общества и получения дохода в виде действительной стоимости доли уменьшить этот доход для целей исчисления НДФЛ на расходы, связанные с приобретением доли. С 2016 года такая возможность прямо предусмотрена Федеральным законом от 08.06.2015 N 146-ФЗ. До 2016 года об этом можно было бы рассуждать с точки зрения ст. 41 НК РФ, СКАД ВС этого делать не стала как несколькими месяцами ранее это наоборот  сделал Президиум ВС в деле гр. Игнатовой (Определение СКАД ВС от 07.10.2015 № 12-КГ15-2, гр. Феоктистова)

 

НОЯБРЬ:

1) В ноябре КЭС, отменяя судебные акты нижестоящих судов, формирует позицию о том, что независимо от того, в каком месте состоялся переход права собственности на товар – в России или за рубежом, операция по его реализации облагается НДС по ставке 0%, если товар был помещен под таможенный режим экспорта в соответствии с таможенным законодательством (Определение КЭС ВС РФ от 13.11.2015 № 307-КГ15-7424 по делу № А42-4200/2014, ОАО «Мурманское морское пароходство»).

 

2) Большой интерес представлял переданный на рассмотрение КЭС спор об обоснованности получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Коллегии предстояло рассмотреть вопрос о том,  образует ли необоснованную налоговую выгоду формальное заключение налогоплательщиком-организацией с взаимозависимым ИП взаимных договоров поручения, по условиям которых оба они от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи с покупателями товаров, что позволяло распределять между собой полученную выручку в целях минимизации налогообложения.

КЭС отменила кассационное постановление лишь по формальным основаниям (недопустимость на уровне кассации переоценивать фактические обстоятельства иначе чем они были установлены судом апелляционной инстанции) (Определение КЭС ВС от 27.11.2015 № 306-КГ15-7673 по делу № А12-24270/2014, ООО «МАН»). Это, конечно, не тот ответ, на который рассчитывал налогоплательщик, поскольку при различной квалификации фактических обстоятельств дела судами первой и апелляционной инстанции необходимо дать какой-то ориентир, почему КЭС предпочла именно ту оценку обстоятельств, которая была дана апелляционным судом. На определение КЭС налогоплательщиком была сразу же подана надзорная жалоба.

Пожалуй, можно констатировать, что КЭС не удалось в 2015 году показать ничего особенного в спорах о необоснованной налоговой выгоде: ни в деле ООО «МАН», ни в начале года по делам:  № А07-4879/2013, ЗАО «Опытный завод Нефтехим» и № А33-666/2013, ЗАО «Горные машины».

 

3) На уровне отказных определений в ноябре самым заметным стало то из них, где ВС поддержал ранее сформулированный на уровне ВАС РФ вывод о том, что НК не устанавливает срока давности для исправления ошибок (искажений) в исчислении налоговой базы (Определение ВС РФ от 17.11.2015 № 304-КГ15-14256 по делу № А81-4348/2014, ЗАО «РОСПАН ИНТЕРНЕШНЛ»)

ВС отказал налоговому органу в передаче на рассмотрение Судебной коллегии по экономическим спорам спора о соотношении норм ст.ст. 54 и 78 НК РФ, первая из которых позволяет налогоплательщику скорректировать налоговую базу прошлых лет в периоде обнаружения ошибки в исчислении базы, а вторая – устанавливает 3-летний срок для возврата (зачета) излишне уплаченной суммы налога.

В итоге применение ст. 54 НК (когда для этого есть соответствующие основания) в какой-то степени позволяет обойти 3-летний ограничительный срок, установленный ст. 78 НК РФ.

 

4) И еще одно решение ВС оказалось в центре внимания (Решение ВС РФ от 24.11.2015 N АКПИ15-1111 <Об отказе в удовлетворении заявления о признании недействующим абзаца второго пункта 2.7 Положения о порядке проведения инвентаризации имущества налогоплательщиков при налоговой проверке, утв. Приказом Минфина России N 20н, МНС России N ГБ-3-04/39 от 10.03.1999>). Суд с одной стороны признал, что налоговый орган в ходе инвентаризации вправе требовать от налогоплательщика предоставления необходимой для ее проведения рабочей силы и оборудования. С другой стороны – сделал оговорку о том, что налогоплательщик обязан обеспечить налоговый орган при проведении инвентаризации только той рабочей силой и тем оборудованием, которое имеется у него.

 

5) На уровне окружных судов заметным стало одно из дел по «тонкой капитализации». АС СЗО сохранил в силе свою позицию о том, что при переквалификации процентов в дивиденды на основании п. 4 ст. 269 НК налог с дивидендов не удерживается, если займодавцем является российская организация (Постановление АС СЗО от 30.11.2015 по делу № А05-12258/2014, ЗАО «Колвинское»). Такая позиция в корне расходилась с той, которая ранее была изложена в деле № А40-87775/2014, ООО «Новая табачная компания» (дело, которое по итогам 2015 года стало одним из кандидатов на пересмотр данного эпизода в КЭС).

 

6) Представляет интерес и спор, связанный с ретроспективным применением норм налогового законодательства. Суд кассационной инстанции (в отличие от нижестоящих судов) счел заслуживающим внимание довод налогоплательщика относительно того, что изменениями в п. 9 ст. 255 НК РФ, внесенными Федеральным законом от 29.11.2014 № 382-ФЗ (право учитывать в составе расходов на оплату труда суммы выходных пособий по соглашению сторон), не создана новая норма, а внесены уточнения, свидетельствующие о правомерности учета спорных расходов, соответственно, в расходах можно учесть и те суммы, которые были выплачены до указанной даты. Дело направлено на новое рассмотрение. (Постановление АС МО от 24.11.2015 N Ф05-16002/2015 по делу № А40-213762/2014, АО «МХК «ЕвроХим»). О некоторых других примерах разрешения споров, связанных с ретроспективным применением налоговых норм, - здесь.

 

ДЕКАБРЬ:

1) В декабре КЭС рассмотрела спор по вопросу о том, подлежит ли применению ставка НДС 18% к товарам, импортированным с территории стран - участниц Таможенного союза, если оборот идентичных товаров (в данном случае - металлолом) на территории Российской Федерации освобожден от обложения НДС. По мнению КЭС, порядок налогообложения здесь должен быть единым с учетом того, что в силу м/н соглашений с участием РФ ставки  косвенных  налогов  на  импортируемые  товары  во  взаимной торговле  не  должны  превышать  ставки  косвенных  налогов,  которыми  облагаются аналогичные товары внутреннего производства (Определение КЭС ВС от 28.12.2015 № 309-КГ15-11310 по делу № А76-16715/2014, АО «Профит»).

 

2) Неделей ранее, 21 декабря, была поставлена точка в одном из известных дел с иностранным элементом, касающееся нескольких аспектов применения Соглашения об избежании двойного налогообложения со Швецией (дело ЗАО «Вотек Мобайл»). Несмотря на проигрыш в первой инстанции налогоплательщику в дальнейшем удалось переломить ситуацию и доказать правомерность применения им как налоговым агентом пониженной (льготной) ставки налога в размере 5% с дивидендов, выплаченных обществом своему единственному акционеру – шведской компании Теле2 Россия Холдинг АБ.В ходе рассмотрения дела рассматривались вопросы толкования СИДН, определения фактического получателя дохода. На фоне большинства других дел с иностранным элементом, рассмотренных в 2015 году в пользу налоговых органов, данное дело смотрится как-то по особенному (Определение ВС РФ от 21.12.2015 № 310-КГ15-17102 по делу № А14-13723/2013, ЗАО «Вотек Мобайл»).

 

3) Под самый занавес года рассматривается спор, в котором налогоплательщиком было заявлено экзотическое для налоговых споров требование – признать незаконным действия ФНС по включению налогоплательщика в «черный» список рисковых контрагентов, являющийсявнутренним ресурсом ФНС, сведения из которого как бы невзначай были отражены в акте налоговой проверки контрагента, после чего контрагент решил свернуть хозяйственные связи с налогоплательщиком. В удовлетворении требования налогоплательщика было отказано, поскольку нет видимой причинно-следственной связи между включением налогоплательщика в «черный» список и отказом контрагента продолжать с ним сотрудничество (Постановление АС МО от 28.12.2015 по делу № А40-43028/2015, ЗАО ГК «Электроинвест»)

 

Это, конечно, далеко не все основные, ключевые, показательные, знаковые да и просто интересные дела. Список можно продолжать и продолжать: такие дела как Мэйл.ру Геймз (№ А40-91072/2014), Фольксваген (№ А56-37722/2014), Фрешфилдс Брукхаус Дерингер (№ А40-3279/2014), ООО «Капитал» (№ А13-5850/2014), ряд дел, рассмотренных КЭС, и многие другие тоже являются неотъемлемой частью 2015 года, каждое из них запомнится по-своему. Самое главное, на мой взгляд, то, что 2015 год в плане налоговых споров был годом интересным, пожалуй, даже более интересным чем 2014, прошедшим под несколько мрачным знаком ликвидации ВАС (в том числе несмотря на то, что исход некоторых дел не оправдал ожиданий той или иной стороны). 2015 год показал, что и КЭС ВС тоже может (если захочет) решать налоговые споры ничуть не хуже чем ВАС, пользуясь при этом лучшими наработками последнего. Хотелось бы (как ни оптимистично это звучит) рассчитывать, что эта традиция продолжится и в 2016 году.

Источник: zakon.ru/blog/2016/01/14/xronika_osnovnyx_nalogovyx_sporov_za_2015_god

15.01.2016

Дополнительно

 

Обсуждение

Следите за новостями


@Налогово-правовой словарь Taxslov.ru

Яндекс.Метрика