Вычет НДС неправомерен, если налоговики доказали технический характер поставщиков 2-го звена и причастность налогоплательщика к незаконной схеме оптимизации налогов (ВС РФ)

Верховный суд Российской Федерации (ВС РФ) признал правоту налоговиков в споре о вычете НДС по приобретенному товару, в котором налоговики доказали технический характер поставщиков 2-го звена и причастность налогоплательщика к незаконной схеме оптимизации налогов (АО "Уралбройлер", Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 25.01.2021 N 309-ЭС20-17277 по делу N А76-2493/2017).

Обстоятельства спора

Организация приобретала корма (зерновое сырье) у реальных поставщиков. Часть из указанных средств перечислялась поставщиками 1-го звена на расчетные счета юридических лиц, обладающих признаками не уплачивающих налоги "технических" организаций (2-е звено), после чего в течение нескольких дней направлялась на расчетные счета иных организаций, подконтрольных налогоплательщику, и, в итоге возвращалась налогоплательщику в виде займов.

Такая же схема применялась по приобретаемым строительно-монтажным работам. У организации был заключен договор с Подрядчиком (реальный), денежные средства частично направлялись на оплату работ реальным субподрядчикам, а часть денежных средств перечислялась через расчетные счета организаций, не ведущих финансово-хозяйственной деятельности (2-е звено), после чего возвращалась налогоплательщику через займы.

Налоговый орган отказал налогоплательщику в вычете НДС по операциям, имеющим отношение к техническим контрагентам 2-го звена. Сумма доначислений НДС, вместе со штрафами и пени около 200 млн. рублей.

Налоговый орган проверял период 2012 – 2014 гг., решение по проверке вынесено в 2016 году. Соответственно, в данном деле применялась не статья 54.1. Налогового кодекса Российской Федерации (НК РФ), а Постановление Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды". В то же время, ВС РФ указал, что основные выводы, сделанные в этом деле, должны применяться и к спорам, которые разрешаются по новым правилам, с применением ст. 54.1. НК РФ.

Суды первой и апелляционной инстанций вынесли решение в пользу налоговиков, но суд кассационной инстанции встал на сторону налогоплательщика.

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла решение в пользу налоговиков.

Выводы судебной коллегии по ЭС ВС РФ

В соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса законодательство о налогах и сборах исходит из всеобщности и равенства налогообложения, необходимости взимания налогов в соответствии с их экономическим основанием и недопустимости произвольного налогообложения.

В связи с указанными положениями необходимо учитывать, что по своей экономико-правовой природе НДС является косвенным налогом на потребление товаров (работ, услуг), взимаемым на каждой стадии их производства и реализации субъектами хозяйственного оборота до передачи потребителю, исходя из стоимости (цены), добавленной на каждой из указанных стадий, и перелагаемым на потребителей в цене реализуемых им товаров, работ и услуг (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 30.06.2020 N 31-П, определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 03.10.2017 N 305-КГ17-4111, от 13.09.2018 N 309-КГ18-7790, от 13.12.2019 N 301-ЭС19-14748 и др.).

В процессе производства и коммерческой реализации товаров (работ, услуг) расходы поставщика по уплате налога в бюджет фактически перекладываются на покупателя, который, осуществляя, в свою очередь, реализацию полученного товара как поставщик, также получает компенсацию, но уже от последующего покупателя. Цепь переложения налога завершается тогда, когда имеет место реализация товаров (работ, услуги) их потребителю, который и несет фактическое налоговое бремя налога на добавленную стоимость. С этой целью законодателем предусмотрен механизм определения суммы налога к уплате с учетом налоговых вычетов (суммы налога, перечисленные налогоплательщиком своим поставщикам товаров (работ, услуг), которые уменьшают его налоговую базу по налогу на добавленную стоимость (статья 171 Налогового кодекса).

Обусловленная природой НДС стадийность взимания данного налога в процессе производства и коммерческой реализации товаров (работ, услуг) предполагает, что использование права на вычет налога покупателем предопределяется непрерывным предъявлением налога по мере движения товаров (работ, услуг) от одного хозяйствующего субъекта к другому (пункт 1 статьи 168 Налогового кодекса) и принятием в связи с этим каждым из участников оборота обязанности по уплате в бюджет предъявляемых сумм налога (пункт 1 статьи 173 Налогового кодекса). Соответственно, отказ в праве на налоговый вычет может иметь место, если процесс реализации товаров (работ, услуг) не сопровождается соблюдением корреспондирующей этому праву обязанности по уплате НДС в бюджет в денежной форме, на что обращено внимание в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 04.11.2004 N 324-О.

Таким образом, поскольку применение налогоплательщиками - покупателями вычетов НДС влечет уменьшение размера их налоговой обязанности и является формой налоговой выгоды, обоснованность получения этой выгоды может являться предметом оспаривания по основаниям, связанным со злоупотреблением правом, допущенным лицами, участвующими в обращении товаров (работ, услуг), и подлежит оценке судом с учетом необходимости реализации в правоприменительной практике таких публично значимых целей, вытекающих из положений пунктов 1 и 3 статьи 3 Налогового кодекса, как поддержание стабильности налоговой системы, стимулирование участников оборота к вступлению в договорные отношения преимущественно с контрагентами, ведущими реальную хозяйственную деятельность и уплачивающими налоги, обеспечение нейтральности налогообложения по отношению ко всем плательщикам НДС, которые действовали осмотрительно в хозяйственном обороте и не участвовали в уклонении от налогообложения.

Как указано в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 N 53 "Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды" (далее - постановление Пленума N 53), в признании обоснованности получения налоговой выгоды может быть отказано, если судом установлено, что главной целью, преследуемой налогоплательщиком, являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды в отсутствие намерения осуществлять реальную экономическую деятельность (пункты 4 и 9) или в случаях, когда налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом (пункт 10).

Принимая во внимание изложенное, к обстоятельствам, подлежащим установлению при оспаривании правомерности применения налоговых вычетов по основаниям, связанным с отсутствием экономического источника для вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком - покупателем, помимо данного факта также относится реальность приобретения товаров (работ, услуг) налогоплательщиком для осуществления своей облагаемой налогом деятельности, и то, преследовал ли налогоплательщик - покупатель цель уклонения от налогообложения в результате согласованных с иными лицами действий, знал или должен был знать о допущенных этими лицами нарушениях (определения Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 14.05.2020 N 307-ЭС19-27597, от 28.05.2020 N 305-ЭС19-16064).

Изложенный выше правовой подход к разрешению споров, связанных с получением необоснованной налоговой выгоды за счет вычета (возмещения) НДС, нашел отражение в пункте 35 Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации N 3 (2020), утвержденного Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 25.11.2020.

Однако приведенные положения законодательства и сформированная Верховным Судом Российской Федерации практика их применения не были должным образом учтены судом округа при рассмотрении настоящего дела.

Судами первой и апелляционной инстанций при оценке обоснованности налоговой выгоды, полученной налогоплательщиком в связи с приобретением кормов у общества "КЗУ", на основании представленных налоговым органом доказательств установлено, что данный поставщик перечислял часть полученных от общества денежных средств в адрес контрагентов, указанных в товарных накладных на поставку кормов налогоплательщику в качестве грузоотправителей, но имеющих признаки номинальности, а именно, обществу "Ураллес" перечислено 85 950 653 рублей 27 копеек, обществу "Автотранс" - 106 664 251 рублей 39 копеек, обществу "Автоснаб" - 270 885 093 рублей 11 копеек.

В отношении обществ "Ураллес", "Автоснаб" и "Автотранс" судами установлено, что движение денежных средств по их расчетным счетам носило транзитный характер для ограниченного круга лиц. Полученные от общества "КЗУ" денежные средства (более 79 процентов от всего объема поступлений) затем перечислялись обществу с ограниченной ответственностью "ТПК Форс", после чего переводились в адрес общества с ограниченной ответственностью "Авераж" и затем перечислялись на счета обществ с ограниченной ответственностью "Фора" и "Тавис". В свою очередь, по результатам анализа расчетных счетов общества "Фора", "Тавис" установлено несоответствие указаний о проведенной операции в поле назначения платежа по поступившим денежным средствам и последующим их списанием: в поле назначения платежа по поступившим денежным средствам указано "за корма", перечисление же данных сумм далее по цепочке осуществлялось по другому назначению - "предоставление процентного займа" налогоплательщику.

В отношении обществ "Ураллес", "Автоснаб" и "Автотранс", выступавших грузоотправителями кормов и участвовавших в транзитном движении денежных средств, уплаченных налогоплательщиком за корма, по результатам налоговой проверки установлены признаки "технических" компаний - юридических лиц, формально участвовавших в обращении товаров (работ, услуг), но не имевших экономических ресурсов для исполнения своих договорных обязательств и не исполнявших налоговые обязательства по сделкам, оформляемым от их имени. В частности, судами установлено, что указанные юридические лица имели номинальных руководителей, были зарегистрированы по адресам "массовой" регистрации и фактически не находились по своим адресам, не имели экономических (финансовых, трудовых и других) ресурсов для ведения самостоятельной финансово-хозяйственной деятельности и исполнения обязательств по приобретению зерна.

Аналогичным образом при рассмотрении эпизода взаимоотношений налогоплательщика и общества "Энергостроительная компания", судами первой и апелляционной инстанций на основании представленных инспекцией доказательств установлено, что денежные средства, перечисленные налогоплательщиком генеральному подрядчику, в дальнейшем переводились "техническим" компаниям, формально привлеченным в качестве субподрядчиков (общества с ограниченной ответственностью "КомплексСтрой", "Промэнергопусконаладка", "Фора", "Энергопромспецсервис", "Электротехническая компания"), но не имевших экономических ресурсов, лицензий и необходимых допусков для выполнения строительно-монтажных работ. Движение по расчетным счетам субподрядчиков также носило транзитный характер: уплаченные налогоплательщиком обществу "Энергостроительная компания" денежные средства перечислялись упомянутым субподрядным организациям, после чего переводились на счета обществ с ограниченной ответственностью "Фора", "Авераж" и "Тавис". Эти организации, в свою очередь, перечисляли аккумулированные на их счетах денежные средства налогоплательщику в форме беспроцентных займов.

Таким образом, по существу суды первой и апелляционной инстанций установили обстоятельства, дающие основания полагать, что экономический источник вычета (возмещения) НДС налогоплательщиком в части стоимости товаров и строительно-монтажных работ, сформированной организациями, участвовавшими в транзитном перечислении денежных средств, в бюджете не создан, поскольку за незначительным налоговым бременем этих организаций стоял вывод денежных средств по фиктивным документам, а не реальная экономическая деятельность.

В сложившейся ситуации при рассмотрении вопроса о том, могут ли негативные последствия неуплаты НДС "техническими" компаниями быть возложены на налогоплательщика - покупателя в соответствии с пунктами 4 и 9 постановления Пленума N 53, в частности, имеет значение установление факта причастности налогоплательщика к нарушениям, допущенным в процессе обращения товаров (работ, услуг), то есть направленность действий налогоплательщика на получение экономического эффекта за счет непосредственного участия в уклонении от уплаты НДС совместно с лицами, не осуществлявшими реальной экономической деятельности, а равно информированность налогоплательщика о допущенных этими лицами нарушениях. При установлении названных обстоятельств само по себе реальное исполнение операций по реализации товаров (работ, услуг) непосредственным контрагентом налогоплательщика ("контрагентом первого звена") не позволяет налогоплательщику - покупателю претендовать на получение налоговой выгоды в отсутствие экономического источника вычета (возмещения) налога.

Вышеназванный подход, выработанный в судебной практике, по существу не был изменен федеральным законодателем, определившим пределы осуществления прав налогоплательщиками в статье 54.1 Налогового кодекса (введена Федеральным законом от 18.07.2017 N 163-ФЗ), по смыслу пункта 1 которой налогоплательщик отвечает за искажения сведений о фактах хозяйственных деятельности (совокупности таких фактов), в которых он участвовал.

Следовательно, как и ранее, в условиях действующего в настоящее время законодательного регулирования исключается возможность применения налоговых вычетов НДС полностью или в соответствующей части в ситуациях, когда налогоплательщик участвовал в согласованных с иными лицами действиях, направленных на неправомерное уменьшение налоговой обязанности за счет искусственного наращивания стоимости товаров (работ, услуг) без формирования источника вычета (возмещения) налога, или во всяком случае, если ему было известно о действиях иных лиц, уклоняющихся от уплаты НДС в процессе обращения товаров (работ, услуг).

Нельзя согласиться с позицией общества, высказанной при рассмотрении дела в Верховном Суде Российской Федерации, относительно недопустимости возложения на него неблагоприятных последствий неуплаты НДС на предшествующих стадиях обращения товаров (работ, услуг), и мотивированной наличием у государства обязанности взыскания налога, прежде всего, с обществ "КЗУ" и "Энергостроительная компания", обладающих, по доводам налогоплательщика, правосубъектностью и экономической самостоятельностью.

Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит такой подход необоснованным, поскольку его применение означало бы установление очередности в удовлетворении требований государства относительно уплаты налога среди лиц, причастных по сути к одному правонарушению, и позволяло бы некоторым из этих лиц продолжать извлекать выгоду из своего совместного с иными лицами противоправного поведения за счет казны.

В данном случае судами первой и апелляционной инстанций установлен "круговой" характер движения денежных средств, формально уплаченных налогоплательщиком за приобретение кормов и строительно-монтажных работ, но впоследствии возвращенных налогоплательщику под видом беспроцентных займов от вышеуказанных "технических" компаний. Такая совокупность обстоятельств в их взаимосвязи согласно пунктам 5 и 6 постановления Пленума N 53 может свидетельствовать о получении необоснованной налоговой выгоды обществом, поскольку означает, что выведенные из оборота денежные средства заведомо для налогоплательщика не участвовали в оплате налогооблагаемых операций и в действительности не были направлены на приобретение товаров (работ, услуг), то есть фактически не выбывали из-под его контроля и, более того, по формальным основаниям вернулись в его распоряжение.

Ранее арбитражными судами также неоднократно подтверждалось, что в 2011 - 2014 годы общество и иные участники группы компаний "Здоровая ферма" искусственно наращивали стоимость приобретаемых ими товаров (работ, услуг) и незаконно возмещали из бюджета НДС с использованием для транзита денежных средств подконтрольных юридических лиц, не осуществлявших реальной экономической деятельности, среди которых отмечены, в том числе, вышеупомянутые общества "КомплексСтрой", "Промэнергопусконаладка", "Энергопромспецсервис", "Электротехническая компания" (дела N А76-23156/2016, А76-25687/2017 Арбитражного суда Челябинской области).

В частности, в рамках рассмотрения дела N А76-25687/2017 Арбитражного суда Челябинской области установлено, что "технические" компании, через которые перечислялись денежные средства, были подконтрольны налогоплательщику через ряд физических лиц (Цеплухов С.В., Ткачуков Д.Б.), намеренно зарегистрировавших данные юридические лица в целях искусственного завышения стоимости приобретаемых товаров и работ. В подтверждение этих обстоятельств налоговым органом представлены, в том числе документы, полученные из материалов уголовного дела, возбужденного по фактам незаконного возмещения НДС, а именно, протоколы допроса свидетелей, акты изъятия печатей и электронной переписки и др.

Упомянутые обстоятельства вопреки части 1 статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не были опровергнуты налогоплательщиком, которым, в частности, не дано разумное объяснение своему участию в "круговом" движении денежных средств с участием названных "технических" компаний.

Следовательно, в данном случае налоговая выгода в форме вычета (возмещения) НДС рассматривалась обществом в качестве самостоятельной неправомерной цели при том, что ее достижение было сопряжено с допущенными в предшествующих звеньях обращения товаров (работ, услуг) нарушениями при уплате НДС, организованными с участием самого налогоплательщика. В соответствии с пунктами 4 и 9 постановления Пленума N 53 это свидетельствует о необоснованности налоговой выгоды, полученной обществом при применении налоговых вычетов в соответствующей части.

Принимая во внимание изложенное, Судебная коллегия Верховного Суда Российской Федерации считает, что состоявшееся по делу постановление арбитражного суда кассационной инстанции подлежит отмене в обжалуемой части на основании части 1 статьи 291.11 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, как принятое при существенном нарушении норм материального и процессуального права, а решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции - подлежат оставлению в силе.


Рубрики:

Судебная практика по налогам

Налоговый контроль

Советуем прочитать

Фирма-однодневка
Организация, которая сама не платит положенные налоги и при этом предоставляет возможность получения вычетов, расходов своим клиентам. Фирма-однодневка используется для применения незаконных схем минимизации налогов.
Необоснованная налоговая выгода
Необоснованное уменьшение размера налоговой обязанности (злоупотребление правом в налоговой сфере). Необоснованная налоговая выгода влечет неблагоприятные последствия для налогоплательщика в виде исключения ее результатов из расчета налоговых платежей и, соответственно, увеличения сумм налога, начисления штрафов и пени.